Горячая новость: Керамическая мозаика

Творчество Эдиты Гепперт

  • 07-10-2017
  • комментариев

Трудно сказать, почему, делая выбор в золотом перечне артистов польской эстрады, мы остановились на имени Эдиты Гепперт. Конечно, помнилась «главная песня» в ее репертуаре - «О, жизнь, я люблю тебя больше жизни!», От самого голоса ее исходил какой-то чувственный ток, и в то же время ощущалось серьезное, изысканное отношение к песне. 

Но наш подход был отчасти и «формальным» - множество победных призов Эдиты: 1-е место на фестивалях актерской песни во Вроцлаве (1984 год) и польской песни в Ополе, премия такого же ранга на песенном конкурсе в Ла Валетте (Мальта) в 1985 году. Два месяца спустя Гепперт - победительница «Братиславской лиры». В 1986 году - двойная победа на фестивале польской песни (премия зрителей и приз за песню для театра). Затем два года подряд во Франции, где она стажировалась, Эдита получает приз телепопулярности.

Гепперт принимала нас у себя дома, в Варшаве, познакомила со своим мужем - режиссером Петром Лорецем. По сравнению с фотографиями на пластинках, где она изображена всегда в черном и в ее облике есть что-то фатальное, дома Эдита оказалась очень простым, улыбчивым и домашним человеком. Когда она, перечислив награды до 87-го года, внезапно замолчала, мы «по инерции» в унисон, спросили: «А дальше?» - «Дальше? - как-то неуверенно переспросила певица, - Сейчас покажу...» Она вышла из комнаты и через минуту вернулась с крохотным существом на руках, которое молча поблескивало глазками.

- Вот Мечислав, - улыбнулась Эдита, - пожалуй, лучшая моя песня и самый главный Гран-при... Думаю, и для Петра тоже... Полтора года я не пела и сейчас должна начинать как бы сначала...

- Ну, тогда первый вопрос в интервью ясен: какую детскую песенку, пани Гепперт, вы впервые услышали в жизни?

Э. Гепперт: Наверное, какую- нибудь венгерскую народную - моя мама была венгеркой.

- Откуда же вы родом?

Э. Гепперт: Я родилась в Нижней Силезии, в городе Нова Руда - шахтерском местечке. Петь начала в семье. В школе была в ансамбле «Нова Руда», с которым изъездила всю Европу, была и в Африке, и в СССР. Не обходилось и без конфликтов: я хотела учиться играть на рояле, а дед заставлял осваивать аккордеон. Ничего из этого не вышло. Окончив школу, переехала в Варшаву, и тут подруга уговорила меня держать экзамен в музыкальную школу на песенное отделение. А преподавал там мой будущий муж Петр Лорец.

П. Лорец: Могу лишь добавить, что Эдита - одна из немногих польских певиц, имеющих профессиональное образование.

- Какая ситуация была в польской эстраде в момент прихода туда Эдиты, это ведь начало 80-х годов?

П. Лорец: Примерно такая же, как сейчас в вашей стране, - масса рок-групп с доминированием ритма и децибелов, и редкие островки интересных ансамблей и солистов. Но в основном все это было вторичным. Поэтому Эдита решила искать собственный путь, обратить внимание прежде всего на тексты песен, чтобы и они, а не только музыка, задевали слушателей. Затем принять участие в конкурсе актерской песни во Вроцлаве...

- Что же Эдита решила там спеть?..

Э. Гепперт: Поскольку хорошее новое пишется медленно, пришлось взять хорошее старое - арию Элизы из «Моей прекрасной леди» Лоу и песню Жака Бреля «Не покидай меня»...

- Стратегия удачи...

П . Лорец: И тотчас же лучшие наши поэты и композиторы захотели для нее сочинять. Предложили свои песни блестящие авторы, например, композитор Влодзимеж Корч, поэты Осецка, Млынарский, Волек, Яцек Цыган. Видите, речь идет главным образом о поэтах, но это не значит, что музыка была на втором плане.

- Хотелось бы спросить Эдиту о том, что всегда находится на первом плане у певца, - о характере, об артистичности, о том, как вынести песню к рампе.

Э. Гепперт: Думаю, что характер в первую очередь проявляется в интересе к той или иной песне. Если даже дебютант присылает мне свой опус, и он мне нравится - я беру его. Даже если это единственная песня в жизни неизвестного автора. В принципе каждый человек мог бы написать песню о самом себе, о своей жизни, что-то очень глубокое, искреннее.

П. Лорец: Но не у всех хватает храбрости высказаться. Бывает, что у артиста ее недостаточно, нет откровенности, нет безоглядности.

Э. Гепперт: В иные моменты безоглядность нужна. Но не знаю, есть ли среди нас люди «абсолютно храбрые», те, скажем, которые не волнуются перед выходом на сцену.

- Кстати, для вас мыслима сейчас только песенная сцена или вы предпочли бы мюзикл или что-то иное?..

Э. Гепперт: Мыслимо все это, но иногда я подумываю о драматическом театре, хотя вы застали меня в тот момент, когда у меня почти не осталось желаний. Как мне кажется, я достигла своих счастливых пределов и на сцене, и «в личной жизни». Теперь я пою песню как бы для себя.

- Все-таки вы поете ее не только для себя, но и для зрителя.

Э. Гепперт: Песня - это интимный разговор со зрителем, который идет в неинтимной форме. Почти каждая песня - исповедь. Значит, в ней должно быть то, что таится и в моей душе. И тут не должно быть лжи. Бывает, что певица выходит нафабренная, в шикарном платье и поет о том, как ей тяжело жить. В зале сразу чувствуют ложь. Старая эмблема театра - маска. Актер-певец может надвинуть ее на глаза, но на свою душу - никогда.

комментариев

Добавить комментарий